Фильм Инсеминоид

Есть фильмы, над которыми не властны время; зритель и даже режиссер. Есть фильмы; которые по количеству штампов и дурацких сюжетных находок просто обязаны занять свое место в истории мирового кинематографа. Имя 68-летнего Нормана Дж. Уоррена до сих пор не упоминалось в нашем топе "Ста худших фильмов всех времен". Но не потому, что недостоин, а потому, что из выдающихся творений мастера трудно выделить что-то одно - все чудо как хороши! Уоррен начинал в 70-е годы, набивая руку на "фильмах для взрослых". А когда решил, что эти рамки ему тесны, изобретательно перенес совокупления в космос и сделал персонажей инопланетянами.

Заурядные порнушки мигом обрели статус "фантастических триллеров", проложив себе дорогу к широкому зрителю. Уоррен лепил их без устали на протяжении всех 80-х годов. А мы теперь в затруднении - что номинировать из столь разнообразного наследия? Сюжет о двух лесбиянках, к которым является пришелец- каннибал, чтобы устроить премиленькую групповушку ("Инопланетная жертва"), или картину о трех инопланетянках на летающей тарелке, похитивших четырех землян, чтобы устроить премиленькую групповушку ("В открытом космосе")?

И все же достоверностью фабулы, философским подтекстом и глубиной раскрытия темы сисек эти картины затмевает другая работа Уоррена - "Инсеминоид". На ней и притормозим, разглядывая конструкцию шедевра. Земные археологи повадились на планету Ксена: там в мрачных катакомбах обнаружилось нечто вроде мавзолея вымершей цивилизации. Основав в пещерах базу, археологи принимаются за кропотливые исследования. Как все это выглядит на экране?

По коридорам из гофрированного картона бродят три стахановца в строительных комбинезонах, к которым намертво пришиты мотоциклетные шлемы. А к шлемам по бокам, в районе ушей, приварено по фонарику, делающих из астронавтов форменных чебурашек. Они расходятся на десять метров друг от друга, строго предупреждая: "Дальше не уходи, я хочу, чтобы тебя было все время слышно".
Первоисточник

Жизнедеятельность шимпанзе

Чтобы выловить питательную закуску, самец шимпанзе подходит к термитнику, заранее подготовив палки для прощупывания и прокалывания. Хотя подобный способ добычи термитов распространен у представителей этого вида по всей Африке, только шимпанзе из Гуалуго изобрели свой особенный набор орудий, навыки изготовления которых передаются из поколения в поколение. Шимпанзе выламывает прочную прямую палку для прокалывания.

Во рту "добытчик" держит веточку помягче, с размочаленной с помощью зубов нижней частью. Большую палку он использует, чтобы проделать отверстие в термитнике. Затем обезьяна просовывает в отверстие следующее орудие, и если она все сделала правильно, то поймает на свою "удочку" несколько насекомых. Приматологи Дейв Морган и Крикетт Санз изучают орудия, которые шимпанзе используют для добывания пищи.

Длинными палками обезьяны ворошат подземные гнезда термитов, а затем веточками поменьше собирают насекомых, вынужденных выползти на поверхность. Обезьяны развалились на высоте около 40 метров среди ветвей дерева с труднопроизносимым научным названием "энтандрофрагма" (Entandrophragma). Как именуют его шимпанзе, пока узнать не удалось.

Мы наблюдаем в бинокли за тем, как проказливая молоденькая самка, новичок сообщества Мото, заигрывает с Оуэном, юным сиротой, чью мать недавно убил леопард. Зажав в зубах маленькую веточку, эта самка (Морган и Санз потом великодушно окрестили ее Диной, в честь моей жены) преследует Оуэна и вступает с ним в схватку на густых ветвях. Затем происходит нечто необычное, то, что еще почти никогда не видели за пределами Гуалуго. Дина замечает рой пчел, вылетающих из дупла в стволе.

Она выпрямляется, забыв про Оуэна, ломает ветку, толщиной и длиной примерно с человеческую руку и ее тупым концом начинает сбивать кору. Дина знает: где-то внутри труднодоступной щели есть небольшой запас меда, сделанный пчелами. Ритмичные тяжелые удары гулким эхом отдаются в окружающем лесу. Дина перекладывает дубинку в ногу и перебирается на другую сторону ствола, чтобы было удобнее.
http://tainy-kultury.ru/