Исчезновение археологической культуры

Сэблоф и Уилли ищут непосредственное объяснение археологических фактов они хотят понять, что означает исчезновение археологической культуры низинных майя, скрываются ли за этим какие-либо исторические события (или же это пробел в наших сведениях), а если скрываются, то какие: самостоятельное разложение культуры или вытеснение врагами, уничтожение и т.п.

Это типичная задача археолога, пока он остается собственно археологом. Он выдвигает при этом гипотезы, но это не "гипотезы о законе", а "гипотезы о существовании" особая разновидность гипотез, специфическая по своей логической природе. При подтверждении они превращаются не в теории, а в научные факты (Штофф 1972: 151-152, 160, 163; Герасимов 1972: 220-221).

В том, что это дело должно предшествовать общим рассуждениям о древних стадиях культурного процесса, Сэблоф и Уилли, безусловно, правы. Но они принимают интуитивистское проникновение в прошлое как достаточный способ объяснения, а кроме того, по-видимому, близки к мысли, что простое обобщение таких реконструкций объясняет культурный процесс. Критикуя их за это, за интуитивизм и индуктивизм, правы Бинфорд и его сторонники. Конечно, есть свои законы, привлекаемые к этим операциям, годные для исторических реконструкций по археологическим фактам.

Но что это за законы? Есть ли это общие законы культурного процесса? Нет, знание о том, что вторжение вообще иногда приводит к коллапсу культуры, как и знание о том. что внутренние коллизии иной раз приводят к тому же результату, не позволяют решить, было или не было в данном конкретном случае вторжение. Подведение фактов под эти законы может лишь косвенно поддержать ту или иную версию.

Иные регулярности выступят здесь на первый план - те, которыми определяются совершенно другие процессы и соответствия: связь материальной культуры с остальными частями культуры, разрушение материалной культуры и поступление остатков археологу словом, отражение событий прошлого в археологических фактах. Например: каким обычаям, действиям, идеологическим представлениям соответствует помещение инвентаря в могилу?

По каким правилам происходит превращение заупокойной пищи с ее тарой в обломки сосуда? какова вероятность того, что археологу при такой-то методике раскопок достанутся все черепки от этого сосуда? (Если вероятность очень велика, то нехватка немногих черепков была бы свидетельством того, что сосуд был разбит на стороне, а в могилу помещены собранные обломки).

Авторы книги сами выделяют подобные законы в особую разновидность (Watson а. о. 1971: 52), уделяют некоторое место (очень небольшое - Ibid., 54-56) их использованию в работе археолога, но не определяют значения и порядкового места этих операций в процедуре изучения прошлого, не выясняют роли этих законов в характеристике существа археологии. Это очень специфические законы.
Источник: arheologia-kultury.ru

Типы археологии и их описание

Философская археология (философские основания археологии).
Предметом философской археологии является изучение общих философских вопросов археологической науки как единого целого: понятия науки (и, соответственно, обсуждение критериев научности), структуры научного знания (уровни, типы, виды), общей методике научного познания, теории развития научного знания (мотивация, направленность, характер), деятельность науки как особого института, правовых и ценностных механизмов регулирования деятельности, взаимодействия общества и науки.


Математическая археология.
Несмотря на огромное количество работ по использованию ЭВМ и математических методов, математическая археология, в настоящий момент, не может считаться научным направлением, поскольку её использование является слишком «прямолинейным», без необходимого обоснования адекватности используемых методик содержательным сторонам предметной области. О математической археологии, как уже сформировавшемся направлении в науке, можно будет говорить только тогда, когда будет выполнен синтез математики, археологии, компьютерной технологии обработки и анализа информации. Только в таком случае появится возможность образования отдельной науки со специфичными свойствами, свойственными только данному научному направлению.


Техническая археология.
Предметом технической археологии являются искусственные сооружения и конструкции.


Политическая археология.
Предметом политической археологии является изучение политических аспектов жизни обществ прошлого. Таким образом, создается полная картина идеологической роли в жизни общества. Этот раздел лишь косвенно относится к лженаучным спекуляциям политического характера, который относится к 20-ым годам XX века. Так, С.А. Жебелев писал, ссылаясь на Деонна: «патриотизм присутствует в археологии больше, чем в любой другой науке». Существуют также факты националистического применения фактов в археологии – к примеру, из истории викингов в Швеции от XVII века и до наших дней.


Астроархеология.
В классификации археологии в качестве первого диадно-триадного понятия выступает астроархеология, предметом которой являются палеоастрономические аспекты археологических данных, позволяющих уточнить или же попытаться решить существующие проблемы точного измерения времени. К удачным примерам работ по астроархеологии можно отнести труды Дж.Хокинса и Дж.Уайта в Стоунхендже, благодаря которым появилась возможность пролить «яркий свет на древнейшие этапы развития астрономии» и конкретизировать первые шаги в изучении солнечной системы, то есть, установить порядок видимого движения Солнца, Луны и планет. Предпринимаются попытки «оживить» кани В.Е. Ларичевым, который открыл астрономические площадки тагарского времени в районе поселка Июс в Хакасии.


Эстетика археологии.
Предметом эстетики археологии является исследование области художественной деятельности общества в прошлом, отношений археологов к древнему искусству, и, главное, специфических проявлений ценностного отношения людей прошлого к окружающему их миру.


Дальше...

Идейные истоки Новой археологии

"Новые археологи" всегда старательно подчеркивали свою чужеродность археологическому истэблишменту. Всё же некоторые археологические линии своей научной родословной признавал и Бинфорд.

Он считал своими идейными учителями культуролога Лесли Уайта (связанного с археологической традицией от Гордона Чайлда), археологов У. Тэйлора и Сполдинга. Однако подчеркивал свое критическое отношение к этим археологам, но не к Уайту. а другим крупным археологам Брейдву-ду, Борду и своему первому научному руководителю Гриффину отводил лишь роль противников-стимуляторов, "подсовывавших" темы, но не идеи. Во всяком случае, в родословную допускались личности, но не направления археологии.

Действительная картина не столь контрастна: НА связана родственными узами с археологическим истэблишментом США. Археологический "истэблишмент" США 1960-х гт. складывался из двух поколений с весьма различающимися теоретическими взглядами и методическими установками. Старшее поколение сформировалось в 30-е годы и к 60-м годам (теперь это были пятидесяти семидесятилетние маститые ученые) сохранило организационную активность и многие принципы своей старой программы.

Это поколение в свое время застало американскую археологию на позициях запоздалого эволюционизма, завершившегося "стратиграфической революцией" 1920-х гг. и "гипотезой об архаическом периоде" ("Archaic hypothesis") X. Дж. Спиндена. Оно повернуло науку от прослеживания процесса культурного развития к анализу чисто хронологических, а еще больше - пространственных и родственных соотношений. В известной мере это соответствовало (но тоже с запозданием) европейскому повороту от эволюционизма к анти эволюционизму, миграшюнизму, диффузионизму и осуществилось не без европейских влияний.

В американском исполнении этот поворот, однако, привел к раздвоению. Один вариант был близким соответствием европейского диффузионизма ("историческая школа" Боаса) и исчерпал себя к началу 30-х годов, другой, расцветший именно в 30-е годы, получил специфический оттенок своеобразного абстрактного изоляционизма. Не движения и контакты древнего населения, а лишь его группировка, отношения сходства и различия в культуре разных групп увлекли исследователей.

Было создано несколько региональных таксономических схем: "система генеалогического древа" ("family tree system") У. и X. С. Глэдвинов (1934) для Юго-Запада США; "Среднезападный таксономический метод" ("Mid-West Тахо-nomic method") У. С. Мак-Керна (1934) для бассейна Средн. Миссисипи; система Р. Хейзера (1958) для Калифорнии; двумерные системы (хронологически-территориальные: И. Рауза (1939) для Вест-Индии, Г. Уилли и Ф. Филлипса (1941. 1958) для Восточных штатов).

В каждой из этих региональных схем - свой набор классификационных единиц, свои критерии разбивки, своя иерархия. У Глэдвинов основная единица "фейз" ("фаза" - культурная группа), родственные "фейзы" группируются в "ветви" (branches), те - в "стволы" (stems), а последние - в "корни" (roots). У Филипса и Уилли вдобавок район, занятый простой общиной, называется "округа" (locality), а более крупные единицы - "регион" (region) и "область" (area).
Читать дальше...